Цвет сайта
Изображения
Расстояние между буквами
Шрифт
Отделения и банкоматы
Связаться

"Цифровизация изменит конкурентный ландшафт на российском банковском рынке"

    03 июня

Илья Поляков о стратегии банка до 2020 года и важности инвестиций в развитие дистанционного банковского обслуживания.

Один из крупнейших банков с международным капиталом в России — Росбанк — в конце февраля стал одним из первых участников проекта ЦБ по развитию системы быстрых платежей. С середины прошлого года банк активно внедряет сервис по сбору биометрических данных в своих отделениях по всей стране. По словам председателя правления банка Ильи Полякова, цифровизация — ключевой пункт инвестпрограммы и главный элемент текущей стратегии банка: она расширяет конкурентные возможности участников рынка и качественно меняет возможности клиентов.

— Насколько успешным с точки зрения кредитования бизнеса оказался 2018 год для Росбанка?

— В прошлом году выросли все сегменты бизнеса группы в России. И в корпоративном, и в розничном кредитовании мы показали доход и чистую прибыль выше, чем было запланировано.

Если говорить о корпоративном секторе, то на рынке синдицированного кредитования Росбанк выступил в качестве организатора более чем десяти сделок на сумму, превышающую $2,7 млрд. Портфель торгового финансирования достиг рекордного уровня 140 млрд руб.

Портфель лизинга в 2018 году составил 17,8 млрд руб. (+19%). «Росбанк Факторинг» также показал рекордные бизнес-результаты. Так, кредитный портфель по состоянию на конец 2018 года увеличился на 36%. Значительный рост факторинга продемонстрировал региональный бизнес, увеличившись почти в два раза.

В некоторых сегментах мы продемонстрировали динамику выше, чем рынок в целом. Например, кредитование среднего бизнеса увеличилось на 51%. В этом сегменте мы исторически присутствовали меньше, чем другие крупные российские банки. С точки зрения корпоративного портфеля Росбанк прежде был более сосредоточен на крупнейших российских компаниях и подразделениях международных предприятий, работающих в России. Работу с компаниями-представителями среднего бизнеса мы стали активно развивать лишь несколько лет назад. Эффект низкой базы позволяет нам расти быстрее рынка; его влияние сохранится и в этом году.

Направление работы с малым бизнесом по итогам 2018 года также показало отличные результаты: в частности, чистая прибыль выросла на 47%. Количество новых клиентов за прошедший год увеличилось на 58% благодаря новой мультиканальной модели продаж. Мы увеличили выдачу займов малому бизнесу вдвое по сравнению с 2017 годом. Это стало возможным благодаря ускорению процесса рассмотрения кредитных заявок предпринимателей и улучшению наших кредитных продуктов.

— За счет чего вы конкурируете с другими участниками банковского рынка, активно кредитующими малый и средний бизнес (далее МСБ.— Прим. авт.)?

— Одно из наших конкурентных преимуществ — обслуживание международных компаний, которые присутствуют в России. Мы — один из крупнейших банков по обслуживанию международного бизнеса в стране. Причем речь не только о французских предприятиях. Многие клиенты являются глобальными клиентами группы Societe Generale по всему миру. И им, безусловно, комфортнее работать с банками, с которыми они имеют глобальные отношения.

В том, что касается работы с компаниями, ведущими ВЭД и другие виды международной деятельности, конкурентные преимущества Росбанка обусловлены тем, что мы, с одной стороны, сильный российский игрок, а с другой — часть крупной международной финансовой группы. Это делает более привлекательными наши аккредитивы и другие инструменты торгового финансирования. У нас есть продукты, которые более конкурентны, чем другие подобные предложения на рынке.

Если сравнивать Росбанк с другими системно значимыми банками с международным капиталом в России, только мы присутствуем на всей территории страны — от Калининграда до Камчатки и Сахалина. Это уникальное конкурентное преимущество. Наши коллеги в основном представлены в европейской части России.

— Появились ли благодаря началу активной работы с МСБ клиенты из новых для банка отраслей?

— Безусловно, мы расширили свое секторальное присутствие. Например, стали более активно работать с сельским хозяйством. Это один из секторов российской экономики, который в последние годы быстро развивался.

Если смотреть на наш корпоративный кредитный портфель, то именно этот сектор в последнее время рос быстрее других, и я рад, что мы работаем с крупными сельхозкомпаниями из этой сферы в Ростовской области и на юге России в целом. Речь о таких предприятиях, как, например, ГК «Астон» и торговый дом «Риф». Кроме того, среди наших клиентов комбайновый завод «Ростсельмаш».

— C какими еще представителями крупного бизнеса в ЮФО вы работаете? В чем, на ваш взгляд, заключаются основные особенности южнороссийского спроса?

— Мы сотрудничаем с «Группой Агроком». Также среди наших клиентов на Юге «Бондюэль», «Ашан». Я бы отметил довольно высокую долю торговых компаний на Юге по сравнению с регионами в других частях страны. Здесь, в частности, есть «Магнит», наш клиент.

Помимо сельхозкомпаний и торговых предприятий, Юг России от других макрорегионов страны также отличает то, что здесь активно развиваются крупные порты. Так, среди наших клиентов Туапсинский морской торговый порт, входящий в группу UCL Holding.

— Какие «узкие места» в работе регионального подразделения вы выявили сейчас, во время первого рабочего визита в Ростов в качестве главы Росбанка?

— Безусловно, шероховатости присутствуют в любом рабочем процессе, однако я не могу выделить серьезных недостатков. Мы уделяем большое внимание укреплению команд в регионах, чтобы двигаться к намеченным в стратегии на 2018–2020 годы целям.

— Какими темпами — в соответствии с вашими прогнозами и стратегией — будет развиваться корпоративное кредитование в Росбанке в 2019 году?

— Корпоративное кредитование гораздо больше розничного завязано на темпы роста экономики, ВВП. Прогноз роста ВВП без учета инфляции на этот год — около 1,5%, номинальный рост ВВП составит 6–7%, соответственно, наш прогноз — около 7–8% роста корпоративного кредитования по рынку. Инвестиционная активность компаний в этом году ожидается на невысоком уровне, что ограничивает спрос на кредитование, особенно инвестиционное, среднесрочное. Мы не видим предпосылок к тому, чтобы до конца года эта ситуация изменилась.

Росбанк имеет сильные позиции в кредитовании крупнейших российских и международных компаний. Мы также планируем наращивать кредитный портфель среднего бизнеса — это одно из направлений нашей стратегии.   

— Какие направления кредитования физлиц вы считаете наиболее перспективными в этом году и почему?

— Группа «Росбанк» — исторически очень крупный игрок на этом рынке: мы — крупнейший негосударственный кредитор населения и самый крупный негосударственный кредитор по ипотеке в России. Мы ожидаем рост рынка розничного кредитования до 17% в этом году, драйвером рынка останется ипотека. Снижение ставок позволит значительно увеличить объемы кредитования, что приблизит Россию к развитым странам по уровню соотношения ипотеки к ВВП. Кредиты на покупку жилья — наиболее обеспеченный вид займов с точки зрения банков, они предполагают наименьшее количество рисков. И это то, что всегда востребовано семьями.

Рост необеспеченного кредитования будет сдерживаться пруденциальными мерами ЦБ, чтобы избежать чрезмерного увеличения долговой нагрузки.

К 1 июня завершится присоединение банка «ДельтаКредит» — 100%-ной дочерней структуры Росбанка. Новое имя нашей ипотечной бизнес-линии — «Росбанк Дом».

Помимо ипотеки, мы остаемся очень крупным игроком в автокредитовании. Наша 100%-ная «дочка» Русфинанс Банк по итогам первого квартала 2019 года вышла на первое место среди банков в России и по объему, и по количеству выданных автокредитов.

Выдачи кредитов на покупку автомобилей мы также намерены нарастить по итогам этого года. Здесь есть новый с точки зрения потребительского автокредитования сегмент — вторичный авторынок. Русфинанс Банк, как и другие банки, уже работает над активным развитием данного сегмента, который динамично увеличивается у нас в стране. И если обратиться к опыту развитых стран, легко понять, что он будет расти. И банки должны адаптировать свои продукты в соответствии с этой тенденцией. У нас процесс адаптации уже запущен.

— Насколько перспективным видится вам кредитование наличными?

— Сейчас широко обсуждается тема перегрева российского рынка розничного кредитования и медленного роста доходов населения в сравнении с ростом закредитованности. Однако я бы не стал подводить все розничное кредитование под общий знаменатель. Когда мы говорим о закредитованности, речь идет в первую очередь о необеспеченных кредитах. Этот сегмент действительно может в какой-то момент оказаться перегретым.

Темпы закредитованности в рознице действительно увеличиваются, поэтому ЦБ принимает меры по «охлаждению» спроса. С 1 октября при выдаче займов будет применяться коэффициент предельной задолженности, который банкам придется рассчитывать по каждому розничному клиенту. Этот сегмент не сможет расти такими же темпами, как и в 2018 году. Основные перспективы здесь мы связываем с выдачей кредитов наличными с использованием одного лишь мобильного приложения. Вообще инвестиции в цифровизацию — базовый пункт инвестпрограммы банка на этот год.

— Чем обусловлен такой подход?

— В цифровизацию сейчас активно инвестируют все крупные банки. Это уже не вопрос выбора участников рынка, а условие выживания. Я абсолютно уверен, что в будущем выиграют те банки, которые будут предоставлять все свои продукты в удобных для клиента каналах взаимодействия. Речь о цифровых каналах (мобильном приложении, интернет-банке), отделениях и колл-центрах. Важно, чтобы все они работали на высоком уровне с точки зрения качества обслуживания клиентов.

В этом году наши основные инвестиционные ресурсы будут направлены на ускорение цифровизации. Она — ключевой элемент стратегии на 2018–2020 годы. Первый год ее реализации прошел очень успешно, но гонка продолжается. Нужно постоянно инвестировать в эту сферу, в первую очередь для того, чтобы клиент мог получить лучший опыт.

В 2018 году мы увеличили проникновение дистанционных сервисов на 17%, это очень хороший показатель. Подтверждает это изменение наших позиций в таких рейтингах, как Markswebb и UsabilityLab. В рейтинге последнего за 2018 год мы поднялись с 11-го на седьмое место. Но в нашей стратегии обозначена цель — быть как минимум в топ-5 по итогам 2020 года.

— Какие тенденции в ДБО вы наблюдаете в последнее время?

— Главный тренд — рост числа пользователей мобильного банка. По нашей статистике, около 86% пользователей дистанционных каналов Росбанка используют исключительно его. Если несколько лет назад основной тенденцией было использование интернет-банкинга, то сейчас позиция многих — mobile first, а в некоторых случаях уже mobile only.

Именно так рассуждаем мы. И поэтому основные инвестиции направляем на улучшение мобильного приложения. Здесь мы достигли значительного прогресса — с точки зрения роста числа клиентов, которые используют дистанционные каналы обслуживания. Сейчас они составляют около 46% от общего числа наших розничных клиентов, к концу года — и это заложено в стратегии — этот показатель должен увеличиться как минимум до 60%.

Помимо улучшения самого мобильного приложения и так называемого user experience, мы вводим в него максимальное количество продуктов. И не для того, чтобы клиенты могли дистанционно подать заявку и получить предварительное предложение, а затем все равно идти в офис для открытия депозита или получения кредита. Мы стараемся выстраивать большинство наших процессов и продуктов так, чтобы пользователи полностью в мобильном банке получали именно то, что им интересно.

В этой связи, например, мы в прошлом году запустили в мобильном приложении продукт «Кредит наличными». Это процесс полностью дистанционный: получить деньги на счет можно меньше, чем за 15 минут. На старте проекта продукт был доступен только нашим зарплатным клиентам, а в этом году станет доступен уже всем клиентам банка.

— Поддерживает ли Росбанк систему быстрых платежей, запущенную Центробанком в конце февраля?

— Да, это важная инициатива. Полагаю, СБП, как и биометрия, изменит конкурентный ландшафт на российском рынке. Речь идет о возможности перевода средств по номеру телефона клиентам других банков, которые присоединятся к системе быстрых платежей на основе выстроенной ЦБ инфраструктуры. Инициатива запущена Центробанком 28 февраля; ее реализацию поддерживает пилотная группа из 12 банков, в которой Росбанк является одним из наиболее активных участников. Мы оказались в авангарде этого цифрового веяния — сразу запустили услугу для всех наших клиентов, и до 1 июня она бесплатна. 

Система удобна для клиентов: чтобы перевести деньги одного клиента другому, больше не нужно вводить 16 цифр номера карты, достаточно выбрать в списке контактов смартфона получателя и уточнить банк, в котором он обслуживается.

Работа СБП будет способствовать развитию конкуренции на российском рынке. Сегодня в платежах P2P доминирует один крупный игрок российского рынка, и зачастую это становится главным критерием при выборе клиентом банка. СБП объединяет банки, и при условии более-менее одинаковой комиссии этот критерий уже не будет столь значимым. Расширятся горизонты конкуренции на российском рынке, которой мы, к слову, не боимся, а напротив, стараемся развивать.

— Развивается ли ваш проект по сбору биометрических данных, запущенный в прошлом году?

— Биометрия — еще одна инициатива Банка России; она была введена в прошлом году, и Росбанк стал одним из первых банков-участников. Сегодня 182 отделения Росбанка по всей стране принимают биометрические данные для отправки в Единую биометрическую систему.

В Ростове-на-Дону уже три точки осуществляют сбор биометрии (на пр. Буденновском, на ул. 339-й Стрелковой Дивизии и пл. Гагарина.— Прим. авт.). Мы планируем, что до конца года охват по всей стране станет 100%-ным.

Видим в этом проекте большой потенциал. Присутствие банка в какой-то конкретной географической точке станет менее важным. Выбор людей в небольших населенных пунктах больше не будет ограничен. Кроме того, это решение в пользу маломобильных граждан: они смогут получать услуги, не выходя из дома. Это будет способствовать развитию конкуренции, а значит, позитивно отразится на клиентах и качестве предоставляемых услуг.

— Насколько охотно клиенты банка сдают биометрические данные?

— Пока не происходит массового подключения к системе. Причина в том, что хоть инфраструктура и создана (это было главной целью на первом этапе), но число продуктов, доступных сдавшим биометрические данные, пока еще не слишком велико. По мере увеличения числа продуктов, доступных при помощи удаленной идентификации, клиентская база, конечно, будет расти.

Мы, к примеру, в этом году планируем начать выдавать кредит наличными новым клиентам с помощью удаленной идентификации. Мы активно популяризируем новый сервис совместно с Банком России и «Ростелекомом».

— В прошлогоднем рейтинге наиболее надежных российских банков, составленном Forbes, Росбанк занимал первое место, однако за год опустился на две позиции. Насколько значима для вас позиция в этом списке?

— Присутствие в первой тройке рейтинга Forbes, без сомнения, имеет для нас большое значение. Рэнкинг Forbes строится прежде всего на основе кредитных рейтингов. У банков в верхней части списка их набор немного отличается, но разрыв между игроками, занимающими первые три позиции, не слишком велик. Год от года, безусловно, наблюдаются определенные колебания показателей по тем критериям, на оценке которых строится рейтинг, это нормальное явление. Наше постоянное присутствие в топ-3 рейтинга самых надежных российских банков, безусловно, является подтверждением высокой степени надежности Росбанка. 

Источник: КоммерсантЪ

Подписка на новости