Глава Societe Generale: Россия для нас остается ключевым стратегическим регионом

    17 июня

Как смотрят на бизнес в России иностранные банки в условиях санкций и дела против Майкла Калви, как снижать комиссии за эквайринг и сколько денег нужно вкладывать в киберзащиту, чтобы на банк не было ни одной успешной атаки, — в интервью ТАСС рассказал главный управляющий директор (СЕО) группы Societe Generale (в нее входит российский "Росбанк") Фредерик Удеа. 

— Не так давно Morgan Stanley объявил об уходе из России. Будет ли продолжаться тенденция ухода с российского рынка иностранных банков? Является ли банковский рынок РФ перспективным, интересным для иностранных банков?

— Российский рынок предлагает широкие возможности для банков по работе как с корпоративными, так и с розничными клиентами. Мы видим много сегментов рынка, которые пока недостаточно развиты, особенно если говорить об ипотеке, потребительском кредитовании, страховании, управлении частным капиталом. Есть определенные зоны роста в работе с корпоративными клиентами, в частности, в таких секторах, как инфраструктурные проекты, энергетика. Я думаю, что в долгосрочной перспективе у нас очень хорошие возможности. Это касается не только России, но и глобального рынка. Каждый банк сейчас пересматривает свои активы и виды деятельности в различных странах, чтобы сконцентрироваться на определенных видах бизнеса. Мы приняли решение уйти с некоторых рынков, где наше присутствие было слишком ограничено, чтобы успешно конкурировать. Однако Россия для Societe Generale остается ключевым стратегическим регионом. 

— Из каких стран вы ушли? 

— Уходим из малых Балканских стран, где у нас были стабильные банки, но они не были системно значимыми, не входили в тройку или в четверку крупнейших в этих странах. Мы сейчас завершили географическое перераспределение, концентрируемся в Чешской Республике, в Румынии, в России и в Африке. 

— Планируете ли расширять сеть офисов в России, или, наоборот, сокращать?

— У нас широкая сеть отделений — порядка 330 офисов в 71 федеральном субъекте — для работы как на корпоративном рынке, так и с частными клиентами. Основные регионы — это Москва и Санкт-Петербург, мы также работаем на востоке России. Конечно, мы учитываем, что клиентское поведение меняется с проникновением новых технологий, люди все меньше ходят в банковские отделения и все больше используют для транзакций электронные устройства. Нам приходится пересматривать дизайн нашей сети в зависимости от того, как люди пользуются банковскими услугами в регионах. Иногда мы закрываем, а иногда открываем новые подразделения, как, например, в Липецке. Поэтому нельзя ожидать существенного сокращения количества или кардиального изменения формата наших подразделений.

— Будет ли экспансия Societe Generale в новые страны?

— Особенно заметного расширения на новые территории не планируем. Возможно, в Африке в долгосрочном аспекте мы можем рассматривать развитие в новых странах — например, мы открыли представительский офис в Кении. В Центральной и Восточной Европе мы довольны нашими позициями. И, как я сказал, Россия для нас — ключевой рынок, мы видим здесь очень хорошие перспективы органического роста. 

— В России многие эксперты сейчас отмечают огосударствление банковского сектора. Вы видите для себя риски в этом? И что нужно делать, чтобы повысить конкуренцию на банковском рынке?

— Да, мы в последнее время видели увеличение доли рынка банков с государственным участием. Это связано с тем, что государству в лице Центробанка пришлось спасать три крупнейших частных банка, предоставив деньги для их восстановления. Но, по всем признакам, это не было преднамеренной политикой, а, скорее, случилось как реакция на проблемы этих банков. Нам очень важно это понимать, что государство не нацелено специально наращивать долю государственной собственности в банковском секторе, и нас приветствуют как частный банк на рынке. Мы должны понимать, что нам создают равные условия в различных областях — в ипотеке, в автокредитовании. Помимо непосредственно кредитования, мы также делимся своей экспертизой — по деривативным продуктам и другим производным финансовым инструментам, проектному финансированию. Кроме того, у нас есть доступ к деятельности на международных рынках — в Европе, на африканском континенте, в Китае, к инвесторам, которые могут быть полезны для российских компаний. Эти возможности есть далеко не у всех банков, поэтому я думаю, что присутствие Societe Generale на рынке — в интересах России.

— Многие банки в России активно занимаются защитой от кибератак. Что делает группа Societe Generale в этом направлении? Были ли у вас крупные хакерские атаки и какой они нанесли ущерб?

— Конечно, киберриск — один из основных новых рисков, которые нужно обязательно учитывать. Атаки бывают самые разные — от простого фишинга до самых агрессивных способов взлома. У нас есть специальная команда, и мы выделяем значительные средства — стратегия Transform to Grow предусматривает трехлетний бюджет в размере €650 млн, предназначенный для обеспечения безопасности во всех подразделениях группы, и разрабатываем стратегию, чтобы обеспечить устойчивость от подобных угроз. Пока ни одной успешной атаки на нас не произошло, но мы остаемся настороже.

— Не так давно российские ретейлеры пожаловались президенту на комиссии за прием карт в торговых сетях, которые в России выше, чем в Европе. Что нужно делать, чтобы они снизились?

— Уровень развития системы кредитных карт в России пока не такой, как в Европе, европейский рынок очень конкурентный в этом смысле. Количество платежей по кредитным картам ниже, чем во Франции или других европейских странах. И поскольку требуются значительные инвестиции для того, чтобы поддерживать как эффективность, так и безопасность системы безналичных платежей, то сейчас неправильный момент, чтобы снижать комиссии за эквайринг. 

Люди могут думать, что это легко — иметь платежную систему с кредитными картами, но надо не забывать, что нужно обеспечивать безопасность, а это недешево, мы видим все большее количество мошенничества с кредитными картами. И, кроме того, в системе существует структура страхования, которая также обходится недешево. Поэтому банки получают определенное вознаграждение за этот сервис. 

Но я думаю, что это, скорее, вопрос масштаба. При росте доли использования кредитных карт будет возникать возможность снижения таких комиссий за эквайринг. И мы поддерживаем инициативу Центрального банка по развитию системы быстрых платежей — такую же, как и в Центральной Европе. И мы, конечно, будем наблюдать в России приближение к европейским стандартам.

— Можете оценить, как различаются комиссии в России и в Европе?

— Банки группы Societe Generale либо имеют собственный эквайринг, либо передают его на аутсорсинг, заключая различные двусторонние соглашения с клиентами и поставщиками, охватывающими один или несколько рынков. Таким образом, уровень комиссий определяется каждым конкретным соглашением в соответствии с местными/европейскими рыночными стандартами и правилами.

— В феврале американские сенаторы представили новый законопроект о санкциях в отношении России. Могут ли они повлиять на ваш бизнес в России?

— Мы должны жить и работать, учитывая этот потенциальный риск. И конечно же, мы должны соблюдать международные санкции так же, как мы соблюдаем российские законы. Именно поэтому мы разработали диверсифицированную банковскую модель: например, когда мы предоставляем автокредиты либо ипотеку, так как они не попадают под санкции. Возможно, мы из-за санкций теряем какие-то бизнес-возможности, но при этом открываем новые, что создает у нас иммунитет против санкций. Несмотря на эти риски, мы видим все больше аппетита инвесторов к работе на российском рынке в 2019-м по сравнению с 2018 годом. Например, общее количество еврооблигаций из России, выпущенных к текущему моменту 2019 года, равняется всему количеству еврооблигаций, выпущенных за весь 2018 год. В то же время группа SG разместила уже шесть выпусков еврооблигаций в сравнении с тремя за весь 2018 год. Есть возможности развития бизнеса даже в такой среде неопределенности. 

— Как новые санкции в целом отразятся на инвестиционном климате в России?

— Честно говоря, не думаю, что инвестиционный климат сильно изменился по сравнению с прошлым годом. Правительство смогло удержать достаточно стабильную финансовую ситуацию в условиях профицита бюджета и текущего счета, а также уровня золотовалютных резервов в соотношении с задолженностью по внешнему долгу. Российская экономика растет темпами в районе 1–1,5% в год. Для того чтобы обеспечить дальнейший рост, нужно проводить структурные реформы и, в частности, реформу юридической системы, законодательной системы. Мы по-прежнему оптимистично настроены по отношению к развитию экономики России и, в частности, банковского сектора. И в сфере диджитализации мы рассматриваем Россию как достаточно передовую страну, растущую опережающими темпами, — здесь очень значительно проникновение мобильных технологий, использование приложений. В России обширные человеческие ресурсы с очень хорошим образованием, навыками. Поэтому, пока правительство будет продолжать осуществлять разумную политику, структурные реформы, нацеленные на рост, а Центральный банк будет последовательно проводить свою денежно-кредитную политику и улучшать регулирование, наше мнение, конечно, остается положительным. 

— Как вы считаете, как отразилось на инвестклимате дело против Майкла Калви?

— Я не могу комментировать данное дело, потому что у меня просто недостаточно информации. Но что здесь очень важно — это, конечно, уровень уверенности в стране. Доверие легко потерять. А потом уходит много времени, чтобы его воссоздать заново. Любой инцидент, который создает сомнение, естественно, не помогает созданию уверенности и надежности. С нашей стороны за всю длительную историю нашей работы в России у нас не было никаких плохих сюрпризов ни с правительством, ни с Центральным банком или с юридической системой. Поэтому в будущем для того, чтобы сохранять такую надежность и уверенность, для нас важно не сталкиваться с неприятными неожиданностями.

Источник: ТАСС

Подписка на новости