Игорь Смуров, Росбанк: «Поднимешь ставку сегодня, завтра клиент к тебе не придет»

    15 июня

Региональный директор Уральского филиала Росбанка о том, как банк с иностранным участием в капитале планирует пережить в России этот год и что будет с экономикой страны в целом.

Текущий год для иностранных банков в России выдался отнюдь не простым. Одна за другой международные банковские группы заявляют о планах свернуть свой бизнес в России. Росбанк, входящий в международную финансовую группу Societe Generale, в этой череде стоит особняком: отделения и персонал почти не сокращает, о планах говорит осторожно. Региональный директор Уральского филиала Росбанка Игорь Смуров в интервью bankinform.ru рассказал о том, как банк намерен прожить этот год: в чем готов потерять, а где заработать.

– Многие банки с иностранным участием в конце 2014 года приняли решение сократить свой бизнес в России. Сеть отделений в регионах оптимизировали Райффайзенбанк и Нордеа, Хоум Кредит Банк заявил о масштабном сокращении персонала. Что происходит в Росбанке – ждать ли нам сокращения офисов и, как следствие, людей?

- Турбулентные события в экономике страны, происходившие в конце прошлого года, привели к разбалансировке финансовой системы, и их последствия ещё долго будут не самым лучшим образом сказываться на разных отраслях экономики России. Сейчас мы можем говорить о том, что ситуация уже перестала носить турбулентный характер и постепенно стабилизируется, макроэкономические показатели приходят к более умеренным значениям. В этой связи стратегии банков также изменились: идет активный поиск новых направлений для развития бизнеса в сочетании с сокращением издержек. Эта задача является ключевой для всех игроков.

Мы наблюдаем сильнейшее снижение потребительского спроса на рынке кредитования: люди экономят и хотят снизить любую финансовую нагрузку. Снижение розничного кредитования в текущем квартале составило 9,8%. Если до 2014 года мы жили в условиях бума потребкредитования, и долгосрочные стратегии банки строили исходя из постоянно растущей прибыли от розничного бизнеса, то сейчас все поменялось. Банки вынуждены оптимизировать расходы, в том числе сокращая филиальные сети. Вместе с тем, на Урале мы закрыли только один офис. Правильнее будет сказать, не закрыли, а объединили с другим и открыли новый объединенный офис в просторном помещении в экономически более динамичном районе. Еще один офис переехал с улицы Щорса на Чайковского: из старого кирпичного здания отделение переместилось в большой жилой комплекс, при этом географически место его расположения почти не изменилось.

Выходит, для вас 2015-й стал годом переездов?

– Модернизация сети, которую мы начали еще в прошлом году в рамках реализации новой стратегии бизнеса, подразумевает тщательную оценку коммерческой эффективности каждого офиса, а также бизнес-логистики. Мы стали искать лучшие места в городах присутствия, внимательно оценивать все характеристики и состояние помещений. Сейчас выбрать подходящие арендные площади стало чуть проще. Все это положительно сказывается на сокращении издержек и служит задачам повышения рентабельности филиальной сети.

– После отзыва лицензий у ряда банков, представленных в Уральском регионе, высвободилось достаточно много помещений, пригодных для использования банками. Не думали выкупить пару-тройку офисов?

– Нет, такой цели нет. Я вообще не считаю, что эти площади будут востребованы банками, потому что рынок сильно сжался. Пока мы не видим предпосылок для быстрого восстановления спроса и разворота тренда.

– Тем не менее, ваши коллеги по рынку говорят о том, что за апрель выдали кредитов больше, чем за весь предыдущий квартал.

– Да, в апреле мы, действительно, отмечали определенное движение на рынке. Но если мы будем сравнивать цифры не с первым кварталом 2015 года, а с апрелем 2014 года, то вы сразу увидите разницу.

– В этой сложной ситуации, когда непонятно, как все будет развиваться, какие сегменты рынка будут ключевыми?

– Нам есть чем гордиться: Уральский филиал Росбанка успешно завершил и предыдущий год, и первый квартал текущего года: ссудный портфель по корпоративным клиентам вырос, причем значительно; портфель документарных операций мы увеличили в два раза. Благодаря тому, что банк всегда придерживался консервативной политики в области рисков, качество розничного портфеля также остается достаточно высоким. Росбанк, реализуя универсальную модель бизнеса на российском рынке, работает со всеми отраслями российской экономики. Приоритет стараемся отдавать тем секторам, в которых у нас есть ключевые преимущества. Это, например, добывающие компании. Кроме того, мы видим некоторое оживление в секторах, связанных с импортозамещением, например, мы активно кредитуем компании по производству молочной и мясной продукции. Этот бизнес получил конкурентное преимущество и активно растет после введения эмбарго со стороны России на ввоз аналогичной продукции из стран Запада. Появилась рыночная ниша, которую оперативно стали заполнять российские производители.

– Совсем недавно произошла передача ипотечного бизнеса от Росбанка банку ДельтаКредит. Расскажите, как это изменит жизнь ваших действующих и потенциальных ипотечных клиентов?

– Для действующих клиентов не изменится ровным счетом ничего: мы продолжаем обслуживать текущий портфель кредитов. Новым клиентам будут предлагаться ипотечные программы по стандартам ДельтаКредит в офисах Росбанка. В дальнейшем клиент будет вносить ежемесячные платежи на открытый в Росбанке счет, то есть станет и нашим клиентом и сможет использовать все возможности для транзакционного (расчетного) обслуживания, включая удобные дистанционные сервисы и т.д.

– Вы упомянули о том, что в непростой период вам удалось существенно нарастить корпоративный кредитный портфель. За счет чего?

– Мы все помним, как в декабре 2014 года ЦБ резко поднял ключевую ставку до 17%. Следом банки вынуждены были поднимать ставки по всем видам кредитования. Если в начале 2014 года предприниматель оформлял кредит под 13-14% годовых, то уже к концу года ставки были 30% и выше. В этот период мы приняли важное решение - не изменять свою процентную политику. Ни одному заемщику мы не повысили ставку по ранее выданному кредиту. За счет этого нам удалось не только удержать клиентов, но и остаться с ними в хороших отношениях с перспективой дальнейшего долгосрочного взаимодействия.

– Как вам это удалось? Ресурсы-то подорожали?

– Мы пользуемся в том числе и ресурсами ЦБ, но очень умеренно: ключевая ставка напрямую не влияет на стоимость кредитов. К тому моменту у нас был накоплен приличный запас прочности, Росбанк мог себе позволить не спекулировать на ставках в моменте. Да, можно было неплохо заработать, но мы понимали: поднимешь ставку сегодня, завтра клиент к тебе не придет.

– Кто ваши основные клиенты?

– Это, в основном, крупные производственные предприятия из разных секторов экономики от металлургии до пищевой промышленности. Среди них пока нет крупных торговых сетей. Но мы надеемся, что в этом году начнем работать и с ритейлерами. С точки зрения банка это хороший заемщик, поскольку продовольственные товары всегда будут пользоваться спросом. Особое внимание по-прежнему будем уделять экспортоориентированным предприятиям. Как международный банк, мы многое можем им предложить в рамках обслуживания компаний за рубежом через подразделения группы Societe Generale по всему миру. Вообще, в этом году именно корпоративные клиенты – наш приоритет и локомотив, который будет вытягивать бизнес, пока спрос в розничном бизнесе не начнет снова расти.

– А малый и средний бизнес вам интересен?

– С конца прошлого года мы ведем очень осторожную политику в отношении МСБ, поскольку малый бизнес является своего рода индикатором ситуации на рынке. Сейчас мы постепенно активизируем работу по нашим программам кредитования небольших предприятий. Но тут, как и в рознице, пока взрывного роста мы не ждем. Предпринимателям крайне сложно сегодня развивать свой бизнес, а тем более обслуживать кредит с высокой ставкой.

– Вы ожидаете, что ключевую ставку еще снизят?

– Мы приветствуем действия ЦБ по снижению ключевой ставки. Вместе с тем, для того чтобы максимально быстро повлиять на деловую активность регулятору необходимо вернуть ставку, как минимум, на уровень 10%. По мере снижения ключевой ставки, мы ожидаем, что спрос на корпоративное кредитование увеличится, ожидания компаний будут более позитивными, что приведет к разморозке инвестиционных проектов.

– Если геополитический фон зафиксировать, то чего вы ждете к концу 2015 года?

– Безусловно, мы ожидаем оживления в сфере корпоративного кредитования к концу года. Однако бурного роста ждать не стоит, с учетом текущего замедления мы прогнозируем рост в пределах 5% при условии, что ожидания рынка по снижению ключевой ставки и действия ЦБ совпадут.

В розничном бизнесе произойдет снижение портфеля, такая же ситуация будет и по кредитам для МСБ. Самая главная задача в этом сегменте – сохранить качество кредитного портфеля.

Подписка на новости