Курс на консолидацию: время собирать активы

    23 апреля

Вступая в 2009 год, все банковское сообщество в один голос предрекало, что он будет сложным. Некоторые эксперты говорили, что это будет «момент истины» для многих финансовых институтов. О том, как сложился прошлый год для Росбанка, а также о главном событии года наступившего – консолидации российских активов Группы Societe Generale – рассказал в интервью журналу «Росбанк» Председатель Правления банка Владимир Голубков.

– Владимир Юрьевич, насколько повлияла экономическая ситуация на стратегию банка?

– Стратегические цели остались неизменными, банк продолжает следовать универсальной модели развития. Что до тактики, то мы внесли некоторые коррективы в планы на 2009 год. Отложили расширение сети, уделили больше внимания контролю рисков, что не могло не сказаться на уровне продаж и, как следствие, на объемах розничного и корпоративного портфелей. Но стоит отметить, что консервативной бизнес-политики в тот период придерживалось большинство финансовых институтов.

В конце года, с изменением экономической конъюнктуры, Росбанк стал активнее предлагать свои услуги и продукты, так что продажи начали расти. В 2010-м банковская среда оживится, но серьезный контроль рисков будет по-преж нему необходим. Мы теперь лучше знаем проблемные области и точки для роста, что поможет нам эффективней действовать на фоне стабилизации экономики.

– По многим ключевым показателям банк в трудные времена продемонстрировал положительную динамику. Как удалось этого добиться?

– Росбанк выполнил свои планы по доходам, удержал расходы, результаты по операционной деятельности не хуже аналогичных показателей 2008 года, что неплохо с учетом рыночной конъюнктуры. Другой вопрос – резервы; их банк в 2009-м создал в три раза больше, нежели в предыдущем финансовом году. Так совпало, что Societe Generale стал нашим мажоритарным акционером одновременно с началом экономической турбулентности. Учет этого обстоятельства заставил акционеров быть вдвойне осторожными в оценке рисков. Вместе с тем важно понимать, что резервы – не потери. С точки зрения операционной деятельности банк не был убыточным в этом году. По своим показателям в этой области мы были на уровне крупнейших банков нашей страны. Думаю, что в течение двух-трех лет, с нормализацией рыночной ситуации, половина созданных нами резервов «раскроется», вернется в капитал банка.

– Бывает, что кризис придает импульс к внутренней перестройке, которая становится залогом последующего роста…

– Действительно, когда рынок растет бешеными темпами, порой не хватает времени на решение других базовых задач. Я уже говорил, что кризис и интеграция Росбанка в Группу Societe Generale совпали по времени. Отсутствие быстрого роста позволило сконцентрироваться на интеграционном процессе, тщательно отрабатывая каждый его этап. Теперь мы готовы достойно встретить вызовы стабилизирующегося рынка: уже есть положительные результаты в сегментах розничного и корпоративного бизнеса.

Хочу отметить, что начатая нами программа интеграции обширна и трудоемка, сейчас у нас в работе находятся более ста проектов, чего раньше в Росбанке не было. Очень важно, что у нас появилась новая структура – интеграционно-проектный департамент, который выстраивает и контролирует все этапы этого процесса.

– Какие результаты этой работы уже можно увидеть «невооруженным» клиентским глазом? Что нового было привнесено в сферу обслуживания и технологий?

– В конце прошлого года стартовала реорганизация розничной сети Росбанка. Мы переходим на клиентоориентированную модель развития. В отделениях появились менеджеры, задача которых – построить индивидуальную работу с каждым клиентом. Мы планируем в течение этого года внедрить новую систему обслуживания в 150 офисах банка по всей России. Созданная клиентская база позволит более качественно оценивать потребности людей. Предлагая наши услуги, мы будем ориентироваться на человека, а не на продукт. Ожидаемые результаты – повышение качества обслуживания, лояльности клиентов, увеличение объема продаж.

– В конце февраля акционеры банка, Группа Societe Generale и Интеррос, объявили о решении объединить свои российские активы на базе Росбанка. Чем, с вашей точки зрения, продиктован этот шаг?

– На мой взгляд, это логичное решение, которое откладывалось в период бурного роста, но кризис внес свои коррективы и ускорил его принятие. При сужающемся рынке конкуренция российских активов Группы снижала общую эффективность ее работы в нашей стране. Кроме того, объединение позволит сократить издержки на подготовку отчетности, содержание и развитие сети и т. д.

– Процесс консолидации планируется провести в течение 12–15 месяцев. Как он будет проходить?

– За это время будут проведены юридические процедуры, которые зависят от способов присоединения. Росбанк уже не раз проходил через различные объединения, сначала с банком МФК, потом с ОНЭКСИМ Банком, затем было масштабное слияние с банками Группы ОВК. Ничего нового для нас в консолидации нет, вся процедура нам хорошо знакома. При этом, конечно, нужно понимать, что это процесс непростой и включает в себя множество изменений в области продуктового ряда, клиентского сегмента, IT-инфраструктуры, операционной деятельности и т. д. Стоит учесть также, что Росбанк и БСЖВ – активно работающие банки, похожие с точки зрения операционной деятельности. И это, безусловно, усложняет нашу задачу.

В ближайшее время будет проведена допэмиссия акций Росбанка, так что его капитал увеличится. Затем мы планируем приобретение банков Русфинанс и ДельтаКредит, после чего начнется процесс присоединения к Росбанку Банка Сосьете Женераль Восток. Российское законодательство не разрешает проводить все это одновременно, поэтому будем действовать последовательно.

– Будут ли сохранены привычные бренды?

– Каждый из четырех российских банков Societe Generale имеет собственную историю, клиентскую базу, положение на рынке и бренд, который представляет важный нематериальный актив. Поэтому в ходе формирования новой группы мы будем очень осторожно обращаться с этими ценностями. Что до марки «Росбанк», то она в настоящее время является одной из самых узнаваемых на рынке, и, безусловно, мы ее сохраним. Главное – сформировать верное представление о нас. Идея бренда должна быть всем понятна: с одной стороны, мы один из ведущих российских банков, с другой – неотъемлемая часть крупной транснациональной финансовой группы. В глазах клиентов мы должны олицетворять одновременно российский подход и международный опыт.

Что ждет сотрудников объединяющихся банков?

– В Societe Generale в разных странах мира работает около 160 тысяч человек. За почти полуторавековую историю Группа накопила огромный опыт взаимодействия с персоналом. В банке активно расширяются программы обучения и развития персонала, идет процесс адаптации и внедрения разнообразных мотивационных моделей, основанных на передовом опыте Группы, совершенствуется система карьерного менеджмента и подбора персонала. И это, безусловно, большой шаг вперед.

Я уже неоднократно подчеркивал, что бизнес – это люди. Сегодня многие задаются вопросом сокращений. Любой процесс оптимизации персонала всегда очень болезненный. Мы испытали это на себе в прошлом году. Тем не менее, именно благодаря проведенным организационным реформам нам удалось укрепить позиции банка в условиях экономического кризиса и падения продаж. Мы смогли сохранить наш коллектив с минимальными потерями по сравнению с другими российскими банками. Процесс консолидации активов Societe Generale в России для сотрудников Росбанка означает начало новой эпохи: работа по международным стандартам, интересные проекты, программы обучения и развития, новые коллеги как из российских, так и зарубежных подразделений Группы. Наш коллектив будет расти, но доминантой этого роста будут сотрудники Росбанка, которые заложили фундамент его многолетнего успеха на рынке России.

Задачи, которые нам предстоит решать в 2010 году в связи с переходом на клиентоориентированную модель ведения бизнеса, предполагают серьезную работу с персоналом розничной вертикали в части обучения и развития клиентских менеджеров. Это не означает, что подразделения, обслуживающие бизнес, останутся в стороне. Работать будем вместе по всем направлениям. Сделать предстоит многое. К моменту завершения кризиса и началу стабилизации экономики мы должны быть готовы к интенсивному росту сети и привлечению в наши команды новых талантливых сотрудников.

– Что даст консолидация клиентам? Изменит ли она планы по развитию банка в текущем году?

– Более крупная структура имеет более широкий продуктовый ряд, что, безусловно, хорошо для клиента. А наши текущие планы сохраняют свою актуальность, мы по-преж нему будем уделять внимание продажам. Понятно, что невозможно остановить всю работу и заниматься только консолидацией, однако она может вносить элементы модернизации в нашу текущую деятельность.

Сейчас мы не будем масштабно расширять сеть, но точечный рост, конечно, планируем. Некоторые пункты экспресс- и автоэкспресс-кредитования уже предлагают более широкий набор услуг. В Москве и нескольких регионах стартовала программа переориентации отделений с продуктовой на клиентоориентированную модель обслуживания. На этот год у нас выделен бюджет на реконструкцию 150 отделений.

– Как сложится 2010 год для банковской системы в целом и для Росбанка в частности?

– Банковская система – это слепок экономики. Пока рано говорить, что все хорошо, но в некоторых областях намечается стабилизация. В целом, по моему мнению, текущий год будет достаточно трудным. Вряд ли стоит ожидать какого-то глобального роста. Отечественный бизнес уже не тот, каким он был до кризиса, а отсюда и негативное влияние на банковскую сферу. Наш сегмент будет продолжать консолидироваться. При нехватке клиентов мелким банкам будет все сложнее выживать. Будет нелегко и тем банкам, у которых нет возможностей для капитализации и фондирования.

Но изменения к лучшему грядут, хотя бы потому что большинство банков диагностировали свои проблемы и постарались принять адекватные меры уже в прошлом году. Дополнительные трудности могут возникнуть у тех, кто активно работал в проблемных секторах, таких как недвижимость, автодилеры и т. п.

Сложность наступившего года еще и в том, что цена депозитов падает медленнее, чем стоимость кредитов, потому что банкам из-за высоких рисков просто некуда размещать средства. Самым безопасным является невыданный кредит – риска нет, – но и доход нулевой. Банки ведь созданы для того, чтобы торговать деньгами. Они просто разорятся, если будут аккумулировать средства у себя, никому их не одалживая. Поэтому всем нужно наращивать портфели, чтобы абсорбировать имеющуюся ликвидность. Тем самым увеличивается конкуренция, снижается процентный доход, что безусловно положительно с точки зрения экономики, но на первом этапе негативно сказывается на доходности банковской системы. Этот сложный экономический цикл необходимо пройти, но это лучше, чем кризис прошлого года. Есть еще возросшие риски, которые тоже сказываются на доходности через увеличение резервов.Что касается нашей Группы, то и этот, и следующий за ним год будут для нас достаточно напряженными с небольшой положительной динамикой.

Автор: Ольга Глебова, Анри Грач
Опубликовано: 19 марта 2010
Журнал Росбанк.

Подписка на новости