Председатель правления Росбанка Дмитрий Олюнин в преддверии XXV международного финансового конгресса в Санкт-Петербурге дал интервью Rambler News Service

    29 июня

Руководитель банка рассказал RNS об ожиданиях банковского сектора на ближайший год, ставках ЦБ РФ, повышении взносов банков в АСВ, о том, каким заемщикам с валютной ипотекой не нужна помощь, и о многом другом. 

— Как вы оцениваете итоги для банковского сектора с начала года? 
— Если говорить о секторе в целом, то продолжается его восстановление, основными факторами которого стали рост чистых процентных доходов банков и снижение отчислений в резервы. За пять месяцев совокупная прибыль банков до налогообложения составила 235 млрд руб. Убытки в небольшом числе банков связаны с доначислением резервов, а также отрицательной переоценкой активов. Если не учитывать валютную переоценку, то совокупные активы банковской системы не изменились. В мае остановилось сокращение портфеля розничных кредитов (за пять месяцев сокращение составило 1,1%), крупные государственные банки продолжили наращивать свои портфели. Совокупный портфель корпоративных кредитов за пять месяцев уменьшился на 2,4%. 
В то время как кредитные портфели незначительно сокращались, депозиты продолжили рост. За пять месяцев в розничном сегменте их объем увеличился на 1,4%, в корпоративном — на 3,2% (исключая валютную переоценку). Отмечу, что банковский рынок движется к профициту ликвидности: если в начале года соотношение кредитов и депозитов в российском банковском секторе составляло 94%, то на конец мая уже 91%. 
— Как изменились ваш кредитный портфель и портфель привлеченных средств? 
— Несмотря на сохранение сложной конъюнктуры банковского рынка за пять месяцев 2016 года, нам удалось получить неплохой финансовый результат — чистая прибыль банка составила 5,3 млрд руб. (против убытка в 4,3 млрд руб. за аналогичный период прошлого года). В то же время к концу мая наш розничный кредитный портфель снизился на 11,5% по сравнению с началом года (с 182 до 161 млрд руб.), что в основном связано с передачей ипотечного бизнеса и бизнеса по автокредитованию в наши дочерние банки «Дельтакредит» и «Русфинанс» в интересах повышения эффективности работы всей группы, амортизацией текущего портфеля и сохранением низкого спроса на розничные кредитные продукты. Корпоративный кредитный портфель банка демонстрирует стабильность. На конец мая он составил 271 млрд руб. против 274 млрд руб. в начале года, при этом уровень просроченной задолженности по корпоративным кредитам снизился почти на 12% — до 5,3%. В корпоративном бизнесе мы ожидаем ровный тренд без значительного роста на протяжении всего 2016 года. Что касается розничного сегмента, то по итогам последних четырех-пяти месяцев мы видим признаки восстановления коммерческой активности и надеемся на продолжение и даже ускорение этой тенденции во второй половине 2016 года. 
Если говорить о пассивной части баланса, то объем средств на счетах розничных клиентов с начала года практически не изменился и составил на 1 июня 191 млрд руб., по корпоративному сегменту мы получили ожидаемое снижение в пределах 11% — до 267 млрд руб. — за счет уменьшения доли валютных средств в депозитном портфеле. 
— Как сказались сложности в российской экономике на бизнесе Росбанка? Не изменились ли в связи с ними планы Societe Generale в отношении бизнеса в России? 
— Благодаря хорошему уровню резервирования, надежной клиентской базе, существенной доле текущих счетов в пассивах и значительному капиталу, Росбанк чувствует себя достаточно стабильно. И мы продолжаем реализовывать свою стратегию, принятую на уровне группы Societe Generale, которая много раз заявляла о своей приверженности развитию бизнеса в России. 
— Фиксируете ли вы признаки выхода российской экономики из кризиса? Что могло бы способствовать ее восстановлению? 
— Ряд данных действительно указывает на восстановительные тенденции в российской экономике: такие как возвращение динамики реальных заработных плат в положительную зону по итогам марта, прирост промышленного производства на 0,5% год к году и замедление инфляции до 7,3% год к году в апреле 2016 года. Однако есть и признаки противоположного тренда, например падение ВВП на 1,4% в первом квартале. По моему мнению, дальнейшему восстановлению экономики будут способствовать нормализация обстановки на внешних рынках, снижение инфляции и процентных ставок в экономике, а в более долгосрочном периоде — ожидаемые структурные реформы со стороны государства. 
— По вашему мнению, вызванная Brexit волатильность на рынках — это надолго? Видите ли угрозу потери Лондоном статуса мирового финансового центра? 
— Влияние Brexit на мировые финансовые рынки обещает растянуться на месяцы, если не на годы, учитывая высокую степень неопределенности в европейской политике, экономике и финансах, которая создалась после референдума в Великобритании. С другой стороны, российский финансовый рынок и курс рубля пережили Brexit достаточно спокойно. Для многих инвесторов российские активы приобретают особенную привлекательность в свете некоторой отдаленности от европейских проблем. На наш взгляд, Лондон останется одним из главных международных финансовых центров. 
— На какой прирост средств физических и юридических лиц вы рассчитываете в 2016 году? Ожидаете ли прибыль? 
— Как и во всей банковской системе, у Росбанка сегодня есть определенный избыток ликвидности, поэтому в этом году мы не планируем значительного прироста средств корпоративных клиентов, по розничному сегменту мы ожидаем рост в пределах 10%. Рассчитываем закончить год с прибылью. С этой целью мы продолжим реализацию нашей стратегии, которая включает в себя внедрение в Росбанке модели транзакционного бизнеса, расширение клиентской базы и предоставление качественных услуг нашим клиентам. Нашими приоритетами остаются адаптация бизнеса к текущим рыночным условиям, в том числе удержание темпов развития бизнеса, сохранение консервативной рисковой политики, повышение операционной эффективности за счет улучшения организационной структуры и реализации наших ключевых проектов. Эти инициативы, я уверен, приведут нас к нужному результату. 
— Будете ли снижать ставки по кредитам и депозитам вслед за Сбербанком? Насколько значительным будет снижение? 
— Безусловно, мы не можем не принимать во внимание уровень ставок крупнейших игроков рынка, но должен заметить, что на формирование нашего ценового предложения влияет целый комплекс финансовых и рыночных показателей. Например, с 1 июня 2016 года Росбанк понизил ставки по потребительским кредитам, снижение составило от 0,5 до 1 п. п. в зависимости от категории клиентов. Мы уверены, что наши условия продолжают оставаться одними из самых привлекательных на рынке. 
— Насколько, по вашей оценке, ЦБ может снизить ключевую ставку в 2016 году? Скажется ли это на бизнесе Росбанка? 
— В настоящее время мы исходим из того, что с учетом замедления инфляции, плавного снижения инфляционных ожиданий, отсутствия рисков финансовой стабильности и появления признаков восстановления экономики ключевая ставка ЦБ РФ в 2016 году может быть снижена до отметки в 9,5% годовых. Росбанк уже закладывает снижение ключевой ставки в свою бизнес-модель, но положительный эффект от кредитования может быть компенсирован одновременным изменением маржи по текущим счетам. 
— Согласны ли вы с утверждением, что уровень ключевой ставки уже практически не влияет на банковскую систему?
— Глобально ключевая ставка ЦБ, безусловно, влияет на банковскую систему, но в меньшей степени оно заметно в текущей ситуации перехода от дефицита ликвидности на рынке к ее профициту. 
— Видите ли вы перспективы роста кредитования? 
— Да, считаю, что снижение ставки приведет к росту объема не только краткосрочных, но и долгосрочных кредитов, поскольку повышение рентабельности инвестиционных проектов стимулирует спрос на финансовые ресурсы. 
— Как вы оцениваете состояние своих корпоративных заемщиков? 
— В соответствии со стратегией развития корпоративного бизнеса мы наращиваем объем кредитования при строгом контроле рисков. Сейчас мы работаем с тремя категориями клиентов. Это, прежде всего, крупные компании различных добывающих отраслей, производители удобрений и так далее. Эти компании, учитывая экспортную составляющую их бизнеса, на глобальном уровне чувствуют себя довольно стабильно. Второй сегмент — это компании, которые не связаны с экспортом, а, напротив, быстро развиваются благодаря государственной политике импортозамещения. Это, например, пищевая и фармацевтическая промышленность, некоторые сегменты сельского хозяйства. И третье приоритетное направление — сотрудничество с международными компаниями, которые представлены на российском рынке, и многие дочерние предприятия которых переходят на локальные заимствования. Все перечисленные компании обладают достаточным запасом прочности. 
— Компании каких отраслей сегодня испытывают особые трудности? Много ли обращений к вам поступает от компаний на реструктуризацию кредитов? 
— Если смотреть в целом на рынок, то, конечно же, есть отрасли, которые в текущей экономической ситуации испытывают трудности, связанные с девальвацией рубля, падением покупательной способности и тому подобным. Это, прежде всего, производство и продажа автомобилей, транспорт, недвижимость. При этом стоит отметить, что даже в этих секторах есть компании, которые чувствуют себя уверенно. 
Роста проблем с обслуживанием корпоративными клиентами долга мы не наблюдаем. Если у отдельного клиента в какой-то момент времени и возникают трудности, то мы вместе обсуждаем различные варианты выхода из сложившейся ситуации, в том числе и с помощью реструктуризации. Инструмент реструктуризации работает для любых заемщиков, которые готовы аргументированно доказать, что этот шаг поможет компании сохранить бизнес и через некоторое время выйти из трудной ситуации. 
— Отмечаете ли вы финансовые трудности у розничных заемщиков? Представителей малого бизнеса? 
— Некоторые финансовые сложности у определенной категории розничных клиентов мы, естественно, отмечаем. Например у жителей моногородов, сотрудников предприятий малого и среднего бизнеса, индивидуальных предпринимателей. Тем не менее в настоящее время мы наблюдаем разворот в сторону позитивного тренда — платежеспособность населения постепенно восстанавливается. Так, со второго квартала 2015 года мы ежеквартально видим снижение объема кредитов, которые переходят в категорию просроченных. При этом объем возврата просроченной задолженности превысил докризисный уровень. Сейчас более 96% розничных кредитов, вышедших на просрочку, возвращается в график платежей в течение 90 дней. 
— В феврале 2016 года вы предложили некоторым валютным ипотечным заемщикам программу рефинансирования кредитов. Как отреагировали клиенты на это предложение? Поступали ли в дальнейшем какие-то требования от них? Справятся ли остальные категории ипотечных заемщиков с возросшей долговой нагрузкой? 
— Заемщики, оформившие кредиты в иностранной валюте, находятся в очень разных ситуациях, и далеко не всем им требуется дополнительная помощь с нашей стороны. Сегодня в розничном кредитном портфеле Росбанка порядка тысячи валютных ипотечных кредитов, и более 70% наших клиентов продолжают обслуживать валютные кредиты, регулярно внося платежи. Мы на постоянной основе работаем с заемщиками и рассматриваем обращения от них в индивидуальном порядке. В Росбанке продолжает действовать наша собственная программа, по условиям которой заемщик может рефинансировать свой валютный ипотечный кредит по льготной ставке 11% годовых в рублях на весь срок кредита или 9% годовых на два года, а после устанавливается плавающая ставка, корректируемая ежеквартально. 
Что касается особых случаев, то здесь государство в лице АИЖК определило категории заемщиков, которые относятся к незащищенным группам населения. Например, это семьи с тремя и более несовершеннолетними детьми, матери-одиночки, заемщики с онкологическим заболеванием или воспитывающие детей-инвалидов. Некоторым из таких заемщиков мы за счет банка удваивали помощь, предлагаемую АИЖК, а в сложных случаях даже утраивали. Банк брал на себя дополнительный убыток в размере примерно 20–30% от размера совокупной задолженности по основному долгу и еще нес потери на процентном доходе из-за предоставления нерыночной ставки по конвертированному кредиту. Совместно с АИЖК за несколько месяцев мы провели по программе 35 сделок, уменьшив портфель валютных ипотечных кредитов на $2,3 млн. В целом с начала года наш валютный ипотечный портфель сократился на 14%. 
— Какой объем кредитов рассчитываете предоставить в этом году под поручительство Корпорации МСП? 
— Действительно, Росбанк стал одним из первых банков, предоставляющих льготное финансирование по программе МСП. Это инструмент, который позволяет финансировать компании по низкой фиксированной ставке на уровне 10–11% в зависимости от размера их бизнеса. Преимущество программы состоит еще и в том, что она позволяет предприятиям заниматься производственной деятельностью и не замораживать свои инвестиционные проекты. Формально программе был дан старт уже давно, но процедурные моменты завершились только к январю 2016 года. В настоящий момент происходит обкатка созданных механизмов внутри банка, заключаются первые сделки. Прогнозировать объемы пока сложно, но в перспективе мы рассчитываем на существенный прирост кредитного портфеля среднего бизнеса за счет программы МСП. 
— Что нужно для снижения ставок по кредитам малому и среднему бизнесу? 
— Сегодня перед нашей экономикой стоит глобальная цель — увеличить добавленную стоимость внутри страны. Мы обладаем хорошей интеллектуальной базой и должны использовать наш инженерно-технологический потенциал для того, чтобы не только торговать, но и строить, и производить. Если мы хотим стимулировать развитие малого и среднего бизнеса, то нужно, чтобы во взаимодействии с этой категорией клиентов были заинтересованы банки. И задача государства и регулятора заключается в том, чтобы сделать финансирование МСБ выгодным для банков с точки зрения резервирования и использования капитала. Программы Корпорации МСП наглядно демонстрируют нам движение в правильном направлении. 
— Ряд банков в 2015 году понесли убытки в связи с ростом отчислений в резервы. В Ассоциации российских банков заявляли, что требования ЦБ к резервам для текущего состояния экономики избыточны и не позволяют кредитным организациям зарабатывать. Столкнулись ли вы с какими-либо проблемами в этом отношении и как оцениваете требования ЦБ? 
— Резервы как таковые не являются источником «заработка» банков, они лишь отражают качество их кредитных портфелей, выявляют ошибки и недоработки на уровне оценки рисков и принятия решений о кредитовании. Поэтому несправедливо перекладывать ответственность за неэффективность некоторых банков на регулятора. 
Увеличение резервов в 2015 году в первую очередь вызвано ухудшением макроэкономической ситуации в стране и, как результат, ухудшением финансового положения и платежной дисциплины со стороны заемщиков. Банк России, со своей стороны, постарался смягчить нагрузку по резервам по стратегически значимым предприятиям и компаниям, попавшим под санкции, предоставив банкам возможность временно не ухудшать их оценку. 
Мы, как и другие банки, несли дополнительную нагрузку по увеличению затрат на формирование резервов, однако консервативный подход к оценке рисков и размер собственного капитала позволили Росбанку гарантировать хорошие показатели достаточности капитала и других обязательных нормативов при соблюдении всех регуляторных требований. 
— Как скажется на Росбанке повышение ставки страховых взносов в АСВ в третьем квартале 2016 года? Как это скажется на ставках по депозитам? 
— Безусловно, повышение базовой ставки с 0,1 до 0,12% скажется на доходности депозитных продуктов, и, вероятно, повлечет некоторое снижение ставок по депозитам. Даже небольшое увеличение ставки может иметь значительное влияние на экономику розничного банковского бизнеса. Держать ставки по депозитам на прежнем уровне будет достаточно трудно, особенно крупным банкам, на которых приходится наибольшая часть взносов в АСВ за счет большего объема привлеченных от населения средств. Мы также не исключаем корректировку ставок во втором полугодии в зависимости от результатов внутренних показателей доходности депозитного портфеля и рыночных тенденций. 
— Как продвигается переход на карты НСПК? Успеваете ли уложиться в заданные ЦБ сроки? 
— У нас все идет по плану. Во второй половине 2016 года мы приступим к выпуску карт «Мир». Банкоматы Росбанка начнут принимать карты «Мир» уже в июле этого года.

Подписка на новости