Отделения и банкоматы
Связаться выпадающее меню
Онлайн-чат;Whatsapp;

«Следование принципам ESG становится вопросом выживания»

    14 сентября

На фоне бума на фондовых рынках инвесторы все больше внимания уделяют компаниям, которые ведут бизнес с соблюдением принципов ESG – экологической, социальной и управленческой ответственности. Как этот тренд влияет на бизнес за рубежом и в России, что такое зеленое финансирование и что нужно, чтобы оно развивалось в нашей стране, на полях Восточного экономического форума «Ведомости&» рассказал председатель правления Росбанка Илья Поляков.

«Мы начали заниматься вопросами устойчивого развития до того, как это стало модно»

– На нашем рынке возможна ситуация, когда неэкологичным компаниям начнут отказывать в финансировании?

– В России пока нет прецедентов, чтобы все банки отказались кредитовать какую-то отрасль. Но мировой тренд уже заметен – например, многие банки, в том числе группа Societe Generale (SG), в которую входит Росбанк, обязались не кредитовать новые проекты в сфере добычи энергетического угля, потому что эта отрасль ответственна за выбросы большого количества парниковых газов. В России мы тоже к этому придем, потому что большое количество крупных отечественных компаний связано с международной экономикой. Сегодня компании, которые не занимаются тематикой ESG, могут потерять целые рынки – Западной Европы, например. Следование принципам ESG становится вопросом выживания.

– Если у вас попросят средства под хороший процент на развитие добычи энергетического угля, вы дадите кредит?

– Не дадим. Мы как часть группы SG должны выполнять взятые на себя обязательства. Хотя в общем задача не в том, чтобы выходить из каких-то секторов экономики, а в том, чтобы помочь им совершить зеленый переход, стать более экологичными. Есть, например, уголь, который используется в металлургии, – он не приводит к таким высоким выбросам СО2, а также критически важен для производства стали, одного из ключевых материалов, необходимого в том числе для развития зеленых технологий. Ограничения же касаются именно энергетического угля.

6–5,5%

До таких значений, по мнению председателя правления Росбанка Ильи Полякова, Центральный банк России может снизить в 2022 г. ключевую ставку с нынешних 6,75%.
«Инфляция и инфляционные ожидания в России, а также западных странах показала стремительный рост в течение 2021 г. Одна из причин такой ситуации – стимулирующая политика центробанков ведущих стран мира, которые накачивают экономику дешевыми деньгами. Ключевые ставки по основным мировым валютам находятся на очень низких, а иногда и отрицательных уровнях. Это порождает большое количество денежных вливаний в экономику и поддерживает тот ценовой бум, который мы наблюдаем в различных отраслях и на финансовых рынках. Наш центральный банк, увидев разгон инфляции с целевого уровня 4,0% до 6,5% и выше, отреагировал повышением ключевой ставки. Мы считаем, что такая реакция российского регулятора была понятна и адекватна. Однако, по нашим оценкам, рост инфляции должен замедлиться к концу года, поэтому в следующем году ЦБ РФ может начать снижение ключевой ставки, чтобы придать дополнительный импульс экономике», – считает он.

– Какие цели устойчивого развития (ЦУР) в приоритете для Росбанка? Что банк делает для снижения влияния своей деятельности на окружающую среду?

– Мы начали заниматься вопросами устойчивого развития задолго до того, как это стало модно. SG уделяет повышенное внимание охране окружающей среды уже 20 лет, накопила огромную экспертизу и стала, например, ведущим банком по финансированию возобновляемых источников энергии.

SG и Росбанк выбрали для себя пять ключевых ЦУР ООН, на которых сосредоточили наши усилия: это борьба с изменением климата; гендерное равенство; достойная работа, экономический рост; индустриализация, инновация и инфраструктура; устойчивые города, населенные пункты.

В контексте стремления к собственной углеродной нейтральности группы внутри SG действует внутренний мотивационный инструмент – internalcarbon tax (внутренний углеродный налог. – «Ведомости&») в размере 10 евро за 1 т CO2-эквивалента. Росбанк с 2011 г. по международным методикам ведет подсчет тех выбросов CO2, которые составляют наш собственный углеродный след. Налог формирует грантовый фонд, из которого подразделения группы могут получить финансирование, если реализуют проекты, связанные со снижением следа, и могут это подтвердить. Росбанк не раз становился победителем.

В 2020 г. Росбанк переехал в новое офисное здание «Око» в «Москва-сити». Оно сертифицировано по международной системе оценки экологичности зданий BREEAM (BRE Environmental Assessment Method) на уровне very good («очень хорошо»).

– Что для Росбанка значит быть социально ответственным?

– У нас есть программа «Начни иначе», которая идет уже четвертый год. Она помогает социальным предпринимателям и некоммерческим организациям стать финансово устойчивыми, чтобы они могли не только надеяться на благотворительную помощь или гранты, но и сами зарабатывать. Пример – проект PlantyGo из Якутии, который создал цифровую платформу для реабилитации детей с двигательными и координаторными нарушениями: ДЦП (детский церебральный паралич), травмы и т. п. Благодаря нашей программе «Начни иначе» проект смог запустить направление b2c, создать удобный веб-сайт, расширить географию за пределы Республики Саха и увеличить свои коммерческие доходы. Это то, чего мы стремимся достичь с другими социальными предпринимателями, которые участвуют в нашей программе. Также внутри банка активно развивается интеллектуальное волонтерство, когда сотрудники делятся своей экспертизой в IT, маркетинге, коммуникациях и по другим направлениям с предпринимателями. Например, тому же проекту PlantyGo наши специалисты безвозмездно помогли доработать сайт. Корпоративная культура и специальные внутренние программы Росбанка помогают социально активным сотрудникам объединяться для оказания помощи подопечным благотворительных организаций, животным, для продвижения экологической повестки и т. д.

– Как вы формулируете для себя ESG-принципы и подходите к оценке ESG-рисков при кредитовании компаний?

– Принципы ESG стали неотъемлемой частью недавно принятой стратегии Росбанка на 2021–2025 гг. Это означает, что все наши бизнес-направления, работа с юрлицами, работа с физлицами и др. имеют теперь конкретные измеряемые цели, связанные с повесткой ESG. Например, если говорить о корпоративном бизнесе, мы стремимся к тому, чтобы в нашем портфеле долгосрочного и среднесрочного кредитования доля кредитов, привязанных к ЦУР, к 2025 г. превышала 50%. Как часть группы SG, которая обладает огромным опытом в этой сфере, мы видим свою миссию в том, чтобы привносить ESG-экспертизу на российский рынок. Также мы активно участвуем в разработке общих принципов ответственного финансирования на уровне правительства, Центрального банка и совета при министре экономики.

– Какие цели вы ставите перед собой в новой стратегии?

– Стратегия называется «Устойчивый рост» и включает в себя три больших блока. Во-первых, это клиент. Мы хотим стать банком выбора для наших клиентов – как физических, так и юридических лиц. Второй блок – все, что связано с эффективностью и цифровым развитием, это продолжение цифровой трансформации банка. И третий большой блок, как я упоминал, – это «Устойчивое развитие». Мы намерены стать лидером ответственного финансирования в России, чтобы бренд Росбанка ассоциировался с тематикой ESG в глазах наших клиентов. Глобальная цель стратегии – стать лучшим международным банком в России. Вот так просто и одновременно амбициозно. Слово «лучшим» здесь не абстрактное: в стратегии заложены конкретные показатели, что такое «лучше» для клиентов, для сотрудников, для акционеров и для всего российского общества.

«Буквально на каждой встрече обсуждается повестка ESG»

– Вы уже выдаете в России кредиты с привязкой к ESG?

– Да, одна из недавних сделок – с компанией «Полиметалл». Это зеленое кредитование, которое привязывает цели финансирования к конкретным проектам, связанным с охраной окружающей среды. Так, «Полиметалл» использует эти средства для реализации проектов, связанных с переходом к устойчивой и низкоуглеродной экономике.

 

Илья Поляков, председатель правления Росбанка

Родился в 1979 г. Окончил HEC School of Management в Париже и Московский государственный институт международных отношений (МГИМО).
Начал работать в Societe Generale Corporate & Investment Banking (SG CIB) в Париже в 2001 г., занимал различные позиции в подразделении природных ресурсов. Позднее стал руководителем подразделения природных ресурсов и энергетики по России и СНГ.
В октябре 2010 г. был назначен старшим банкиром, отвечающим за развитие глобальных клиентских отношений и стратегический консалтинг горно-металлургической промышленности в России и странах СНГ.
В апреле 2011 г. стал глобальным соруководителем направления горно-металлургической промышленности департамента природных ресурсов и энергетики SG CIB, отвечал за развитие глобальных клиентских отношений и стратегический консалтинг клиентов горно-металлургической промышленности в России и странах СНГ.
В феврале 2013 г. назначен заместителем председателя правления, членом правления Росбанка, с сентября 2016 г. занимал пост первого зампреда правления Росбанка.
В 2018 г. Банк России одобрил его кандидатуру на пост председателя правления Росбанка.

 

Другую подобного рода сделку, но уже с привязкой к ЦУР на уровне всей компании, а не к конкретным проектам мы совершили в 2020 г. с компанией «Металлоинвест», это была первая такого рода сделка с компанией сектора черной металлургии в России и одна из первых в мире. KPI, которые взяла на себя компания, включают в себя разработку и реализацию климатического плана действий по сокращению выбросов парниковых газов, снижению выбросов в атмосферный воздух и увеличению доли переработанных технологических отходов. За исполнением этих условий следит независимый аудитор. Если показатели не будут выполняться, ставка по кредиту может быть повышена, а если, напротив, перевыполнены – понижена. Поэтому у компании есть прямой экономический интерес выполнять соглашение.

По сути, для кредитов, привязанных к ЦУР, сформировано уже два стандартных продукта. Первый, самый простой, – это привязка кредитной процентной ставки к ESG-рейтингу компании. Более продвинутая версия – это кредит, связанный с конкретными показателями по улучшению окружающей среды, под которыми компания должна быть готова подписаться. Кроме того, для нас также важны зеленые кредиты. В отличие от первых двух они подразумевают наличие конкретного инвестиционного проекта – например, строительство ветропарка или очистных сооружений.

Другой инструмент зеленого финансирования – выпуск облигаций. Одна из знаковых сделок, которая произошла на российском рынке, – выпуск зеленых облигаций г. Москвы на 70 млрд руб. Средства будут направлены на увеличение парка электробусов и строительство новой ветки метро. Росбанк был одним из организаторов этой сделки.

– Насколько отличается российский спрос на зеленые и социальные финансовые инструменты от спроса на глобальном рынке?

– У меня на Восточном экономическом форуме было очень много встреч с крупными российскими компаниями. Буквально на каждой встрече обсуждается повестка ESG. Сейчас, наверное, не осталось ни одного директора крупной компании, который не интересовался бы этой темой. Для кого-то это, возможно, просто дань моде, но очень многие занялись вопросами социальной и экологической ответственности всерьез. Многие компании просят нас посмотреть их стратегию ESG, дать совет, помочь в работе с рейтинговыми агентствами, которые занимаются тематикой ESG. Экспертиза ответственного финансирования, накопленная в группе SG, сейчас все более и более востребована. Мы считаем, что тренд на ответственное финансирование набирает силу и в ближайшие 3–5 лет оно будет очень востребованным и в нашей стране. Это касается, конечно, в первую очередь корпоративных клиентов. Однако учитывая, что молодое поколение все больше интересуется этой темой, мы и в нашем розничном сегменте предлагаем продукты, которые завязаны на ESG.

– Какие, например?

– Например, наши инвестиционные продукты. С падением ставок депозитов частные инвестиции пользуются растущим спросом. Мы предлагаем продукты, которые связаны с инвестициями в акции и облигации компаний, продвинутых в тематике ESG. Мы считаем, что это отличает «Росбанк Капитал» от предложений других управляющих компаний. «Росбанк Страхование» выпускает продукты долгосрочного страхования жизни для физлиц, также завязанные на тематику ESG.

– Частные инвесторы в России уже готовы пожертвовать доходностью портфеля ради его экологичности?

– Пока такого уровня сознательности мы не видим, но при прочих равных условиях (а многие инвестпродукты на рынке очень похожи) экологичность – дополнительный аргумент. Важно также понимать, что в связи с трендом на ответственное финансирование мировые инвесторы все больше и больше вкладывают в компании, которые ведут бизнес ответственно, поэтому их акции или облигации растут быстрее.

«Нужна поддержка государства»

– Легко ли компаниям получать зеленые и социальные кредиты?

– Для компании зеленое финансирование – это, безусловно, дополнительная работа. Очень важно идти на такой шаг осознанно, не только чтобы получить лучшие условия по кредиту. Здесь можно сильно обжечься, если принять на себя обязательства, которые ты потом не сможешь или не захочешь исполнять. Мы объясняем нашим партнерам, что ESG-тематика подразумевает глубокую трансформацию компании и доступ к более дешевым кредитам является лишь частью этого движения. Как я уже упоминал, пренебрежение экологической и социальной повесткой может не только создать проблемы в получении финансирования, но и в перспективе закрыть целые рынки.

– Что сейчас мешает в России развитию рынка ответственного финансирования?

– Во-первых, необходимо выработать общие стандарты и подходы, методологию оценки компаний и проектов с точки зрения ESG. Эта задача возложена на госкорпорацию ВЭБ.РФ, и, думаю, в ближайшее время она будет решена. Пока мы ориентируемся на ESG-оценки международных и российских рейтинговых агентств, а также на собственную экспертизу SG. Второй важный фактор – нужна поддержка государства. Возможно, в форме каких-то субсидий или уменьшения нормативов резервирования для средств, направленных на ESG-проекты.

– В марте вы зарегистрировали на Мосбирже программу для размещения зеленых и социальных облигаций объемом 60 млрд руб. На что будут направлены средства?

– Средства будут направлены на кредитование ESG-проектов наших партнеров либо на собственные проекты Росбанка по снижению влияния на окружающую среду. Это, кстати, первая в России такого рода программа, полностью соответствующая всем российским и международным стандартам.

– Возможен ли в сфере ответственного финансирования так называемый greenwashing – притворные сделки, которые на самом деле зелеными не являются?

– На уровне PR, коммуникаций – может быть. Но когда компания подписывает с банком документы, в которых указаны конкретные экологические обязательства, их придется исполнять. Иначе последуют санкции – повышение ставки по кредиту или дефолт по облигациям. Соблюдение обязательств проверяют аудиторы, а в случае облигаций дополнительным контролером выступает также биржа, на которой они размещаются.

– Банк России намерен запустить зеленую ипотеку. Будет ли Росбанк принимать участие в этом проекте?

– Мы точно будем участвовать и помогать разрабатывать стандарты для этого продукта на российском рынке. Во-первых, ипотека для нас ключевой продукт, мы крупнейший банк с иностранным капиталом на российском ипотечном рынке. А во-вторых, у нас есть экспертиза и примеры зеленой ипотеки на других рынках, в частности во Франции, где такие продукты уже существуют.

«Синергия с материнской компанией дает нам много преимуществ»

– Помогает ли вам работать в России то, что вы входите в международную группу SG?

– Конечно, помогает. Для многих клиентов, особенно экспортно-импортных компаний, важно иметь в своем портфеле кредиторов международные банки. Кроме того, мы можем поддерживать их как в России, так и в тех странах, с которыми они сотрудничают. Например, российским компаниям, которые импортируют оборудование из Европы, часто нужны гарантии платежа поставщику. Причем поставщик требует импортный аккредитив, подтвержденный международным банком. В этой ситуации Росбанк выпускает аккредитив для российской компании, а SG его подтверждает. Все это происходит внутри нашей группы и на лучших условиях. Кстати, инструменты торгового финансирования тоже могут быть зелеными или привязанными к ЦУР.

Ну и, конечно, глобально то, что мы часть сильной международной группы, дает нам очень много с точки зрения надежности, рейтингов, репутации. Это ценится клиентами и является нашим конкурентным преимуществом. Многие продукты нам не нужно придумывать с нуля, мы можем брать их с полочки готовые, потому что этот продукт уже существует на французском рынке или на другом рынке присутствия SG. Синергия с материнской компанией дает нам много преимуществ.

– Еще недавно группа Росбанк включала универсальный Росбанк, ипотечный «ДельтаКредит» и «Русфинанс Банк», специализирующийся на автокредитовании. С чем связано объединение банков?

– Мы приняли решение упростить нашу структуру и перейти от ситуации с тремя банковскими лицензиями к одной. Во-первых, это дает дополнительную операционную эффективность, а структура, которая более эффективна, может высвободить средства для инвестиций в развитие. Во-вторых, объединение позволяет реализовывать продуктовую синергию между нашими продуктами, потому что в одном юридическом лице это проще делать: например, человеку, который взял у нас ипотеку, предложить автокредит или что-то еще. Третья важная причина – это усиление бренда Росбанка. Потому что, когда у тебя бренд с тремя именами, это немножко его распыляет и делает твои маркетинговые инвестиции менее эффективными.

 

Беседовал Роман Кутузов

Подписка на новости