В гостях постоянной рубрики dk.ru «Деловой разговор» — председатель правления Росбанка Илья Поляков

    13 сентября

Каковы основные драйверы роста банковской сферы в текущем году? Отважитесь сделать прогноз до 2021 года?

— Прогноз по приросту ВВП по итогам 2018 составляет 1,5–2%. Все прогнозы на ближайшие годы отталкиваются от этой цифры. Тем не менее, по отношению к увеличению ВВП банковская отрасль развивается более динамично. В первом полугодии мы видим оживление в секторе розничного кредитования по всем сегментам: ипотека, потребительское кредитование и карты. Это один из основных драйверов роста. Он говорит о том, что люди почувствовали определенную уверенность и реализуют отложенные в предыдущие периоды траты, охотнее прибегая к услугам банковского кредитования.

В корпоративном секторе темпы более сдержанные, компании очень осторожно подходят к решениям по крупным инвестиционным проектам. В данном сегменте мы прогнозируем рост не более 5–6% к концу года.

Розничное кредитование очевидно выгоднее для банков — ставки выше, а сроки короче.

— Не все так однозначно. В каждом сегменте свои особенности, своя ставка, но надо учитывать стоимость риска. Можно выдать заем под очень высокую ставку, но остаться без тела кредита. Лучше работать с надежным заемщиком и получить назад и тело кредита, и небольшой процент сверху. В корпоративном сегменте также есть разные уровни заемщиков. Есть крупнейшие компании — «голубые фишки», по которым очень конкурентные ставки. Если говорить о Красноярском крае, это такие компании, как «Норильский никель» и «Полюс», которые не только на федеральном, но и на международном рынке входят в число лидеров индустрии. По сегментам среднего и малого бизнеса ставки выше, но там и уровень риска совсем другой. Когда банки смотрят на прибыльность кредитования, они в первую очередь ориентируются на так называемую чистую маржу — после вычета издержек и стоимости риска. Здесь каждый банк делает расчеты по собственной математической модели.

Каким образом влияет на ситуацию регулятор?

— Ключевая ставка, которая регулируется Центробанком, является вторым драйвером роста всей сферы. От нее зависит, какие ставки банки будут предлагать своим клиентам. В последние годы политика Банка России была направлена на постепенное снижение ключевой ставки. Сейчас она сохраняется на уровне 7,25 %. Ожидалось, что, следуя этой тенденции, ставка составит к концу года 7,00, а возможно, и 6,75 %. Но рост инфляционных рисков в экономике показывает, что ситуация изменилась, и ЦБ занял выжидательную позицию. Это, конечно, притормозит рост кредитования по всем сегментам. В этой ситуации интересно наблюдать за депозитами и прочими пассивами. Мы видим тенденцию на увеличение объемов розничных депозитов — в первую очередь, благодаря опережающему росту текущих и сберегательных счетов. По нашим прогнозам, динамика по ним составит около 8 % к концу года. В некоторой степени это связано в том числе с тенденцией на сокращение наличной массы. Люди предпочитают пользоваться безналичными расчетами. За последние 10 лет объем текущих счетов розничных клиентов увеличился более чем в 5 раз. Доля транзакций по оплате товаров и услуг картами выросла с 9 до 40 %. Третий драйвер, если взять среднесрочную перспективу, касается развития цифровых услуг, диджитализации.

Я еще застал времена, когда коммерческие банки работали с 10:00 до 16:00 с двухчасовым перерывом на обед. По классической модели, пришедшей из XIX века. Сейчас все неимоверно ускорилось. Смогут ли банки выдержать конкуренцию активно развивающихся финансовых ИТ-стартапов, подстроиться под тенденции, изменить свою роль частично или кардинально — вопросов больше, чем ответов…

— По этому вопросу есть разные мнения. Некоторые эксперты предрекают смерть самого института, говорят о том, что банки потеряют свою текущую функцию и станут частью цифрового мира. На мой взгляд, это слишком радикальное суждение. Основная роль банков состоит в том, чтобы оставаться надежным хранилищем денежных средств компаний и населения. Эта основополагающая функция банков во все времена. Технологичность банка — хорошо, но еще важнее — его надежность. Цифровая часть тоже будет развиваться, и выиграют в конкурентной борьбе те банки, которые смогут совместить надежность и удобство. Мы работаем именно по такой модели, соблюдая баланс между надежностью и технологичностью. В марте Росбанк возглавил топ-100 рейтинга надежности кредитных организаций России по версии Forbes. Это независимая оценка издания с мировым именем, которая проводится по собственной методике редакции журнала и учитывает оценки ведущих аналитических агентств, таких как АКРА и Эксперт РА (RAEX). У них мы также традиционно получаем максимально возможный кредитный рейтинг. В то же время мы активно участвуем в федеральных проектах по цифровизации экономики. Сейчас в России внедряется Единая биометрическая система — цифровая платформа, позволяющая удаленно идентифицировать человека по его биометрическим характеристикам. Это масштабный федеральный проект с участием ЦБ, Минкомсвязи России, Ростелекома и группы активных банков. Росбанк одним из первых среди банков к нему присоединился.

Как происходит аутентификация?

— Аутентификация происходит с помощью биометрии — фото лица и запись голоса гражданина. Сегодня у нас более 60 отделений в 34 регионах позволяют клиентам сдать биометрические данные, одно из них находится в Красноярске. Плюсы в том, что клиент, единожды сдав биометрию, может дистанционно получать различные услуги в банках, которые предлагают продукты с удаленной идентификацией. Поскольку для идентификации требуется одновременно и голос, и лицо, вероятность мошенничества сведена к минимуму. Тема безопасности приобретает особенную важность с развитием мобильных услуг, и мы уделяем инвестициям в защиту современных каналов связи большое внимание.

Тема персональных данных в том числе сопряжена с вопросом по их утечке. Мы знаем несколько крупных скандалов, в том числе и с госорганами.

— Биометрические алгоритмы обмануть намного сложнее, чем человека. Система имеет высокую точность распознавания и пропустит только 1 человека на 10 миллионов. А в связке с авторизацией через портал Госуслуг обмануть систему практически невозможно. Кроме того, предусмотрено несколько уровней безопасности. Во-первых, банки не хранят на своей стороне биометрические данные. Они их только собирают и передают оператору, которым выступает Ростелеком. Во-вторых, биометрия хранится на серверах в обезличенном виде, отдельно от персональных данных гражданина, таких как номер паспорта, ИНН, СНИЛС и прочее. Банки при обращении клиента получают только информацию о соответствии или несоответствии между этими данными. Мы предполагаем, что массовый переход на биометрию даст мощный стимул для развития новых видов банковских услуг и конкурентной среды. Например, онлайн-кредит станет по-настоящему удаленным. То, что сейчас называют онлайн-кредитом, по сути обычная предзаявка, когда клиент может заполнить анкету, но оформление все равно потребует личного посещения офиса. Росбанк в ближайшее время запустит настоящий онлайн-кредит для действующих клиентов. Наши клиенты смогут получить кредит без посещения банка, подав заявку с интересующими параметрами кредита — процентная ставка, сумма и срок займа — через личный кабинет с помощью компьютера или смартфона. Скоринговая система оценит заявку, и через 15 минут, в случае положительного решения, клиент получит деньги на счет или карту. На следующем этапе онлайн-кредит станет доступен всем сдавшим биометрические данные, даже если раньше они не являлись нашими клиентами.

И как скоро такая система заработает?

— Онлайн-кредит для действующих клиентов будет запущен в ближайшие месяцы. Далее мы будем постепенно переводить в режим онлайн все больше и больше продуктов.

Автоматический скоринг актуален для корпоративного сегмента?

— Если говорить о крупных компаниях и корпорациях, то здесь актуален индивидуальный подход в силу нестандартности и масштабности задач. А вот для сегмента МСБ автоматический скоринг можно применять вполне успешно.

Как бизнес в целом относится к цифровизации? Или прогрессивные технологии интересуют только розничных клиентов?

— На цифровые каналы постепенно переходят и корпорации, и МСБ. Это происходит не так быстро, как в рознице, но процесс идет. Например, недавно мы подключили такую быстро набравшую популярность услугу, как E-Trading, где корпоративные клиенты через интернет-банк получают доступ к онлайн-конверсии различных валют. Аналогичная услуга есть у многих банков, но нам удалось сделать продвинутую версию. В итоге клиенту не надо звонить в банк, уточнять курс валюты, выдавать поручение на покупку или продажу валюты. Он все это может сделать самостоятельно через удобную онлайн-платформу. Средний чек совершаемых сделок зависит от типа предприятия. Также мы планируем ввести дополнительные сервисы в эту систему — онлайн-депозиты и операции по хеджированию. Это, например, короткий форвард на три — шесть месяцев — соглашение, что через указанный срок банк вернет рубли по зафиксированному на данный момент курсу. Такая услуга актуальна для импортеров, которые берут краткосрочный кредит в валюте и хотят грамотно управлять денежными потоками, чтобы не терять средства на перепадах курса.

Такой форвард заключается только на короткие сроки, до года?

— Вплоть до 5 лет. Деривативы в целом и сделки по хеджированию в частности бывают разные — хеджирование валютного курса, процентных ставок. Например, клиент взял кредит по плавающей ставке на пять лет. Для комфортного выполнения условий договора и снижения риска, связанного с резкими изменениями на рынке, он может заключить такую сделку.

Люди, которые брали ипотеку в долларах или фунтах стерлингов, могли бы захеджировать свои риски от изменения курса?

— Золотое правило и для людей, и для компаний: «занимать в той валюте, в которой ты зарабатываешь». Но если это правило нарушается, то нивелировать риски тем более необходимо. Банк не имеет права навязывать дополнительные услуги, но уведомить клиентов о возможности снизить риски, на мой взгляд, необходимо. Пусть не на весь срок ипотеки, но хотя бы на каждые пять лет вперед заемщикам стоит заключать сделки по хеджированию колебаний валютного курса.

Планируете ли вы внедрять блокчейн-технологии?

— Блокчейн — однозначно технология будущего, думаю, сегодня это очевидно. Вопрос ее конкретного применения в различных отраслях пока что открыт. Часто блокчейн связывают с криптовалютами, но мы стараемся эти вещи разделять. Блокчейн может использоваться для работы с криптовалютами, но не только. Криптовалютный рынок пока слишком непонятен и не отрегулирован, а без нормативной базы банки при всем желании не смогут рассматривать возможности выхода на него.

То есть купить биткойн в Росбанке еще долго будет невозможно?

— Мы не видим пока таких возможностей и не считаем, что этим вообще необходимо заниматься банкам. Мы наблюдаем, как будет развиваться законодательная инициатива в данной сфере.

Что касается блокчейна, мы сейчас занимаемся исследованиями и экспериментами с этой технологией, ищем сегменты, где ее можно применить. Конкретные направления — торговое финансирование и документарные сделки. Уже есть опыт применения блокчейна в мировой практике для подобного рода сделок. В частности, Societe Generale (фр. — Сосьетé Женера́ль), наша материнская компания, осуществила с консорциумом других банков несколько сделок с применением блокчейна. Мы хотели бы использовать этот опыт в России и планируем в ближайшее время отработать сделку торгового финансирования в блокчейне по цепочке «Росбанк — корпоративный клиент — другой банк». Мы выпустим аккредитив путем помещения его в блокчейн. Не могу назвать конкретных участников, но это компании, которые, как и мы, активно развивают новые технологии, ищут возможности увеличения скорости подготовки и проведения сделок, снижения транзакционных и временных издержек. Трудность в том, что законодательно одним блокчейном не обойдешься, необходимо фиксировать все стандартным способом на бумаге и других носителях. То есть сделка пройдет в тестовом режиме. Однако это важно с точки зрения практики — как только появится законодательная возможность, мы сразу же сможем работать в реальном режиме.

Кроме передовых технологий, бизнесу необходимы и классические продукты. Назовите топ самых востребованных, несмотря на меняющуюся реальность.

— На востребованность классических продуктов сегодня влияют условия и комиссия, а также насколько быстро и комфортно банк эти услуги предоставляет. В первую очередь, это открытие расчетного счета и управление денежными потоками. Для большинства компаний актуально кредитование — короткое на оборотный капитал, среднесрочное для инвестиционных программ. Торговое финансирование и документарные операции — еще одно из растущих направлений. Благодаря этому инструменту компании могут оптимизировать оборотный капитал, чтобы не авансировать собственные средства, а получить гарантию от банка. Особенно активно этот сегмент растет в разрезе экспортно-импортных операций. Здесь мы обладаем естественным преимуществом как часть международной финансовой группы. У нас есть не только соответствующий опыт и экспертиза, но и поддержка материнской структуры. Например, российская компания закупает оборудование за рубежом. Поставщик требует выставить аккредитив для подтверждения закупки. Бывает, что аккредитив требуется с подтверждением международного банка. В этом случае Росбанк составляет требуемый документ, а головная компания в лице Societe Generale его подтверждает. Для нашего клиента это быстрее и дешевле, поскольку отсутствуют посредники, требующие дополнительных расходов. Также наблюдается устойчивый спрос на факторинг и лизинг. Для крупного бизнеса актуален выпуск облигаций. Мы помогаем клиентам осуществить выпуск и размещение облигаций разного типа — как рублевых, так и номинированных в других валютах. С помощью еврооблигаций российские «голубые фишки» могут привлекать «длинные деньги» на срок 10 и более лет под более чем конкурентные условия на международных рынках капитала. Societe Generale выступала главным организатором четырех выпусков еврооблигаций для «Норильского никеля», один из которых достиг $1 млрд. Выпуски пользовались огромной популярностью у инвесторов, учитывая статус и надежность, которые имеет «Норникель» не только в России, но и на мировой арене.

Большой резонанс в обществе вызывает массовая санация банков. С одной стороны, оздоровление рынка логично и оправдано, поскольку сомнительные игроки подрывают устойчивое развитие экономики страны. С другой стороны, жесткое регулирование со стороны ЦБ и резкое сокращение количества банков может восприниматься как сжатие здоровой конкурентной среды и перекосы в экономике. Как вы оцениваете ситуацию?

— Действия ЦБ, с нашей точки зрения, в целом оказали весьма позитивное влияние на рынок. Действительно, количество банков сильно сократилось за последние годы. Пять лет назад в России было более 1 000 банков, сейчас осталось чуть меньше 500. У части — отозваны лицензии, другие — присоединились к более крупным игрокам. Однако нужно отметить, что пять сотен все равно достаточно большая цифра, такого количества банков нет ни в одной развитой стране мира. Простота регистрации кредитной организации привела к тому, что большинство закрывшихся банков существовали для обслуживания денежных потоков какой-то одной компании или других специфических целей. Такие организации не создают дополнительной стоимости и не имеют смысла ни для населения, ни для экономики. Оздоровление сектора было необходимо. Банк России подошел к этому жестко, но другого подхода и быть не могло. В настоящее время мы наблюдаем процесс оздоровления банковского сектора, и можно предположить, что основная его фаза скорее всего позади.

А как вы оцениваете тренд на доминирование банков с госучастием? Как это может отразиться на общей финансово-экономической ситуации?

— Сейчас сложилась, можно сказать, двухуровневая система. Пул из 20 банков федерального значения получил основную долю рынка, порядка 80%, остальная часть досталась нишевым, локальным игрокам, которые имеют свои преимущества, поскольку хорошо знакомы с ситуацией «на местах», лучше понимают запросы клиентов. Доля госбанков в России исторически была доминирующей. Поскольку три санированных банка теперь де-факто тоже стали «гос», в некоторых секторах эта доля доходит до 75%. Такое положение, безусловно, не самым позитивным образом сказывается на конкурентной среде. Сейчас этот вопрос активно обсуждается регулирующими органами, идет поиск решений. Тем не менее надо отметить, что иностранные и отдельные частные российские кредитные организации в состоянии вполне успешно конкурировать с государственными банками во многих сегментах, в первую очередь за счет большей оперативности и качества обслуживания клиентов.

Многие эксперты и аналитики предсказывают очередной экономический кризис осенью текущего года. В России это обычно отражается в ослаблении курса рубля. Каковы ваши прогнозы по ситуации до конца 2018 года?

— Вопрос очень непростой в контексте происходящих движений на валютном рынке и геополитической неопределенности. Если степень этой неопределенности останется такой же, как сейчас, то равновесный курс может установиться в интервале 65,0–66,0. Прогноз по экономической ситуации находится в таком же состоянии: мы ждем умеренного роста в пределах 1,6% ВВП по итогам года, но по факту он может оказаться ниже из-за падения делового и потребительского оптимизма. Наши прогнозы не учитывают возможных геополитических шоков.

Каким вы видите рынок в перспективе 10 лет?

— В перспективе 10 лет банки, определенно, станут максимально цифровыми. Уже сегодня мы наблюдаем стремительное развитие дистанционных каналов обслуживания, проведения платежных операций в безналичном формате. Уже сегодня порядка 35% наших клиентов используют мобильный банкинг, к 2020 году мы хотим увеличить эту цифру до 60%. Понятно, что дальше этот тренд будет только нарастать.

Думаю, в будущем банковский бизнес будет становиться более открытым. Все больше клиентов хотят получать спектр услуг, выходящий за пределы банковских сервисов. Банки могут стать частью экосистем, предоставляющих возможность переводить средства, оплачивать товары и услуги. Кроме того, предложения станут не только комплексными, но и более индивидуальными — сформулированными под запрос конкретного клиента.

Рынки продолжат консолидацию, в том числе и банковский сектор, поскольку организациям нужно привлекать инвестиции, продвигать свой бренд, привлекать таланты. В долгосрочной перспективе достичь этого будет легче крупным компаниям.

Интервью по ссылке

 

Источник: DK.RU

Подписка на новости